Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:50 

/.круг./



Картон, гуашь, пастель

20:28 

/.,бладхаунд./

Навстречу пожилой мужчина с седыми пышными бакенбардами, переходящими в усы и бороду и в армейской форме. Легкий зеленый камуфляж и берцы. На поводке большой угрюмый бладхаунд. Уши чуть длиннее свисающих щек, с которых медленно сползают на траву густые слюни. Они томно вышагивают по узкой тропе вдоль подбитых бардюров, выискивая нарушителей границы этих бетонных джунглей.
Собака останавливается. Опускает морду и грмко с хлюпаньем выдыхает. Трава от ветра и слюней падает ниц, чтобы потом неизменно выпрямиться. Большие ветвистые лапы с толстыми грязными когтями вперились в мокрую от прошедшего дождя землю.
Безучастный взгляд, затерянный в толстом слое умирающих век, провожает меня до самого подезда. Будто ком перьев меж лопаток. Взгляд хозяина не чувствуется. Словно он груз, который вот уже сотню лет таскает по этим лугам смертельно уставший бладхаунд.

Захотелось ролов.

21:00 

/.клеаза №1./



Грунтованный картон, paint-маркеры

@темы: абстрактная живопись

09:55 

/.макс фрай./

Почитал я дневник .rainbow. и там есть про Эхо. И вот я подумал - "а что у меня с Максом Фраем"? Ведь когда-то это был автор, которого я боготворил.
А сейчас понимаю, что ни под каким соусом к нему не притронусь. Почему?
В свое время с творчеством Светланы Мартынчик я начал знакомиться с "городской серии" - "Жалобная книга" и "Энциклопедия мифов".
После было Эхо, но меня хватило всего на одну книгу. Остальное совершенно не зашло. И в целом, это довольно удивительно, ибо это Макс Фрай!
Но в тот момент, подсознательно (а теперь и сознательно) я понимал, что серия Эхо - это конец жанра фэнтези. Если бы этот жанр имел тенденцию и желание развиваться, то он бы, непременно, пришел к подобию Эхо. (но фэнтези не желает развиваться, ибо, как мы поняли, в этом случае его ожидает забвение)
И "Жалобная книга", например, оказала на меня совершенно повортное влияние (больше она, чем "Энциклопедия мифов"). После этой книги я взглянул на жизнь иначе. Я перестал её бояться. Я отказался от эскапизма, от побега в чужие миры. Больше не хотел прятаться от реальности. В том числе и поэтому Эхо мне уже не зашло.
Да, именно сейчас я понимаю, что после этой книги я перешел к классике. И с тех пор фантастику и фэнтези практически не читал. А это, поди, лет пять прошло.
Так вот, спустя столько прочитанных книг великих авторов, я как-то снова открыл "Жалобную книгу". И мне стало так скучно. Язык какой-то чопорный, не смотря на искусное владение русскими ругательствами. Герои невразумительные, не смотря на постоянное повествование от первого лица. Как-то все не так. Я думаю, что перерос Фрая.
И к фантастике я тоже притрагиваюсь весьма осторожно. Только если это что-то глубокое - Станислав Лем, или невероятно стильное - Ульям Гибсон.
Но по сей день я благодарен Максу Фраю за то, что выдернул меня из глубокой могилы эскапизма. Не то, чтобы жизнь и реальность прекрасны, но я по-крайней мере теперь себя не обманываю.

@темы: книги

08:30 

верить надо не гороскопу, а гироскопу

09:58 

/.сияющая пустота./

В который раз пересмтриваю "Сияющую пустоту" Джеймса Тьерре и только сейчас начинаю понимать некоторые пантомимы. Вероятно, рприходит умение смотреть глубже.


00:04 

/.философия./

"Философия – это то, при помощи чего меньшинство отделяет себя от большинства людей, отмахиваясь от них как от назойливых мух. Философия – это граница между большинством и меньшинством. Как эта граница устанавливается? Очень просто.
Пример. Мы смотрим на чашку. Что мы видим? Чашку. А что видит философ? Чашечность. Чтобы увидеть чашку, достаточно иметь глаза. А чтобы увидеть чашечность, нужно, скажет философ, иметь ум. Как только исчезает различие между меньшинством и большинством, исчезает и философия." (c) Федор Гиренюк, "Клиповое сознание"

00:06 

"Поскольку социум – это массы, связанные языком, постольку философия расшатывает язык, расплавляет смыслы и значения слов. В результате слабеют социальные цепи, ослабляется власть политиков. Если не расшатать вяжущие связи языка, то нельзя освободить свое уже-сознание. А без уже-сознания люди – социальные куклы." (с) Федор Гиренюк, "Клиповое сознание"

00:59 

"Пресыщенная жизнь патологична, она материализуется в ничто, в оборудованный кондиционерами кошмар, пресный и до муторности предсказуемый, в мир, лишенный истинных чувств." (с) Ги Дебор

18:25 

/.я-поэт./

17:37 

/.время и спектакль./

Время подчинено Спектаклю, как ничто другое.
Главное - настоящее. Здесь и сейчас. Остальное - прошлое и будущее - его реклама.
Искажение исторического времени позволяет притупить мыслительный процесс и вывести на передний план чувства, замыкая на подсознании право участвовать в процессе потребления (для чего оно не предназначено). Почти также, как приятная фоновоая музыка в каждом магазине. Обязательно - на иностранном языке.
На фоне эмоционального восприятия картинка товара органично встраивается в нашу систему ценностей и становится его неотъемлемой частью.
Так мы работаем. Так работает Спектакль.

Хороший пример (реклама текилы):


01:06 

/.почти конец./

Осознание собственной никчемности и ненужности накрыло прямо на встрече линуксоидов. Ребята обсуждали нормальные для них темы, холиварили, смеялись шуткам. И я смеялся. Только нихуя не понимал. Отдельные слова, фразы. Будто я сидел в кругу иностранцев и понимал в силу знания языка. Никчемного знания этого сранного языка.
Вторая встреча и я осознал, что совершенно лишний там. Зачем вообще затесался?
Потом странное метро, киберпанк на белых страницах Гибсона, две бухие девахи рядом в вагоне.
Пришел домой и накрыло совсем. Когда понял, что и в кузов web - разработки, по большому счету, не впрыгнуть. Потому что там надо уметь в html/css/js, gulp, react и еще вагон прочей херни, чтобы тебя в этом городе взяли хотя бы на 30К в месяц. Это пиздец. А с моей скоростью обучения это нереально. Потому что у меня перепады настроения. Потому что я из депрессии в жизнелюбие, как малыши на санках. Весело с задором и так быстро, что сам не успеваю за всей этой хуйней.
По большому счету, в своей профессии я опоздал уже везде. Я очень большой тормоз в сравнении с тем, как быстро развиваются технослогии. У меня возможно СДВ, а возможно и биполярное расстройство. Я хуй знает. Вот тут один программер пол жизни промучился, пока к психиатару не сходил. А у меня почти все то же самое. Мне тоже теперь в дурку?
Я когда J рассказываю какие у меня ощущения, что чувствую, о чем думаю, она смотрит на меня со скрытым презрением. Потому что она с детства умеет впахивать и добиваться своего. Сама себе заработала и на квартиру и на машину, в то время, когда я одиноко заливался алкоголем в убогих подворотнях. И зная это, мне так стыдно говорить о том, что меня там мучает и почему я не могу никак найти работу. Она на работе заебывается и тянет двоих, а я со своей неведомой и эфемерной хуйней. Вот и жую все это внутри. Но уже до того тошно, что просто пиздец.
Хочется просто найти работу грузчиком, потреблять пивас по выходным, смотреть футбол и тупые фильмы. И больше не брать в руки Сартра, Сонтаг, Камю. На хуй бы их всех. Они дают пищу для размышлений, но что толку, если я не способен заработать на обычную пищу.
Я одна из тех мелких и мерзких насмешек Спекталя, которые он даже не замечает...

13:40 

"люди, которым всю жизнь говорили, что они ни на что не годятся, в то же время слышат, что они в состоянии сделать все, что хотят" (c) Марк Фишер

Этот диссонанс вгоняет в депрессию...

13:44 

/.классовая депрессия./

«На протяжении определенного времени наиболее успешной тактикой господствующего класса было перекладывание ответственности. Каждого индивида, принадлежащего к угнетенным классам, заставляют почувствовать, что его бедность, отсутствие возможностей или отсутствие работы – это только их собственная вина. Люди начинают винить себя, а не социальные структуры, в отсутствие существования которых их так или иначе заставляют верить (существование этих структур – оправдание для слабаков). То, что Смейл называет «магическим волюнтаризмом» – представление о том, что человек может стать тем, кем он хочет, что это в его власти – представляет собой господствующую идеологию и неофициальную религию современного капиталистического общества, которую продвигают «эксперты» в телешоу и бизнес-гуру не в меньшей степени, чем политики. Магический волюнтаризм является и следствием, и причиной слабо развитого классового сознания, свойственного текущему историческому моменту. Он является оборотной стороной депрессии, за которой стоит убежденность в том, что все мы несем уникальную ответственность за свое несчастье, и потому заслуживаем его.
Это сознательно культивируемая депрессия.
Эта депрессия выражается в принятии того факта, что будет еще хуже (для всех, кроме узкой прослойки элиты), что нам посчастливилось иметь хотя бы работу (поэтому мы не должны надеяться на то, что зарплаты поспеют за темпом инфляции), что мы не можем позволить себе коллективное обеспечение, существующее при государстве всеобщего благосостояния. Коллективная депрессия – это результат реализации проекта ресубординации. Вот уже некоторое время мы все чаще соглашаемся с идеей, что не относимся к тем людям, которые способны на действие. Депрессия больше не является слабостью воли, тем, от чего человек может «очухаться» просто «взяв себя в руки». Реконструкция классового сознания – действительно сложнейшая задача, для нее нет готовых решений, но, несмотря на то, что внушает нам наша коллективная депрессия, эта задача выполнима.» (c) Марк Фишер

23:37 


23:49 

/.качели./

Вся эта кутерма меня затрахала.
Позавчера я никчемное ни на что не способное существо, сегодня амбициозный web-девелопер и тайком талантливый геймдизайнер.
Позавчера целый день предсуицидальное состояние с мыслями все бросить и собственно найти крышу повыше. Неспособность сделать ничего путного и способность бездушно скролить ленты соцсетей, поглощая информационный фастфуд.
Вчера и сегодня продуктивен, как никогда. Активный поиск работы, два собеседоса, написана часть рассказа, запушено в деплой еще два блока сайта для знакомой художницы и сделана некислая тренировка почти на все группы мышц. А также приготовлена рыба, грибы, гарнир. При этом спал я за два дня часов шесть.
Я так блять устаю от этих качель...
Алкоголь боюсь употреблять. Мне кажется я тогда вообще слечу куда-нибудь.
Где в Москве достать амфитамины?

11:37 

Смех сквозь грех

22:40 

/.под капюшоном./

В тряпье, поверх - плотное черное пальто. На голове глубокий капюшон, грязный, зеленого цвета. Шатаясь, крутит колесо небольшого радио в руках. Тонкая, но длинная антенна все время наровит уколоть глаза прохожим. Некоторым попадает в лицо. Они отмахиваются.

Сдавленный хрип и мычание раздается из-под капюшона. Там, когда проходишь мимо и смотришь, правая половина лица обезображена большими красными опухолями. Грязно-бурые, почти фиолетовые отростки покрывают всю правую сторону, закрывая глаз и нос. Большая опухоль растет прямо на губах. Из неё непрерывно течет слюна.

Обращаясь к прохожим, он мычит свое, зная, что испугает. Так принимает судьбу. Также с ней и борется.
Хипстеры, смеясь ему в спину смело идут вперед. Но завидев лицо, отшатываются в отвращении, не готовые принимать реальность такой, какая она есть.

Недалеко от Павелецкого вокзала.

23:13 

Не заглядывай им в глаза,
Не давай им себя подслушать.
Ты могла бы им все сказать,
Но прогнивши, все эти души
Заберут тебя у себя...

22:33 

/.не умею./

Второй день безумно хочется писать. Что и зачем - не понятно. Не ясно. Не умею, не могу, не буду.
Для написания нужна структура. В моей голове её днем с огнем не сыщешь. Мысли мечутся, валятся, перескакивают с ветки на ветки, словно подкованные снегири.
Образы захлестывают и тут же откатываются - не ухватить. В метро постоянно смотрю на людей. В основном на девушек. Стыдно, но хочется. Вина предательства сжимает запястья хвойными иглами. Пахнет вокруг ей же.
Но сейчас рыбой. Нажарил дорадо.
Сегодня снова видел своего "ракового друга". Без капюшона и плаща - супер-герой в отставке. Самая большая опухоль предательски свисала с губы. Курил. Много плевался.
Даже он останется в памяти мира, разлетевшись плазмой по большому городу. А я нет.
Потому что не умею писать.

Смех Спектакля

главная